Главная / Русская версия / Новости / Новости района
02.08.2022

«Не мы их находим, они нас ищут»

На территории Порозовского сельского совета два дня (21 и 22 июля) работали военнослужащие 52-го отдельного специализированного поискового батальона совместно с представителями поисковой общественности Беларуси – это поисковая группа «Батьковщина» и ее руководитель Александр Дударенок и региональная общественная молодежная организация «Объединение «Отечество» Республики Татарстан с руководителем Ильей Прокофьевым. Последние были представлены многочисленно: поисковые отряды «Кадет», Набережные Челны; «Пламя», село Рождествено, Лаишевский район, Татарстан; «Снежный барс», гимназия № 3, Казань, и поисковый отряд имени В. А. Кычева, первого поисковика Архангельской области. Возраст российских поисковиков-волонтеров – от 16 и старше, а у белорусов самый юный – 13-летний Егор Дударенок. Но цель одна на всех – гуманная, великая. Давно отгремели бои, заросли окопы Великой Отечественной войны, а в земле ждут своего часа сотни тысяч не упокоенных, не оплаканных, не перезахороненных солдат и офицеров, отдавших свою жизнь за Победу в самой кровопролитной войне человечества.

Мы приехали в Порозово в то время, когда поисковики беседовали с председателем сельсовета Виктором Акудовичем. Послушала, как Виктор Вацлавович эмоционально и тепло рассказывал гостям о поселке, о том, чем богат и интересен этот регион. А перед тем как отправиться на место раскопок, смогла немного поговорить с руководителем Ильей Прокофьевым, уроженцем Санкт-Петербурга. Оказалось, что поиском пропавших без вести бойцов официально он занимается с 1994 года.  

– Началом, возможно, для меня стал 1983-й, когда я нашел останки солдата в болоте близ деревни Синявино, что в Кировском районе Ленинградской области, – начинает рассказывать Илья. – А время спустя мне надо было принять решение и уволиться из Министерства обороны РФ. Оказавшись в одном из болотистых районов, я наткнулся на останки: сначала увидел торчащие ботинки, потом отыскал каску. Собрал кости, вынес к дороге, захоронил и поставил крест. Место запомнил, но нашел его только в 2001 году. Надо сказать, что наша армия на Синявинских высотах прошла через настоящий ад – ни окопаться, ни вырыть землянку, ни развести огонь. Кругом вода – и все в воде. Потери личного состава были велики. Много еще безымянных бойцов лежит в земле. В Беларуси работаем с 2010 года. В 2012-м вели поиск на территории Брестской крепости, искали следы пропавших воинов-земляков. У нас было  несколько экспедиций в Витебскую и Брестскую области. А эта, уже 11-я, к вам, в Гродненскую. Мы мечтали поработать в Беловежской пуще – для всех нас это волнующий момент. 19 и 20 июля работали в Зельвенском районе (д. Червоное Село), где тоже нашли останки солдат.

Итак, группа поисковиков отправилась по намеченному маршруту – 2 км западнее Порозово. Здесь, в лесном массиве, покоится прах бойца, погибшего в июне 1941-го. Место ничем не приметное – обычный лесной пейзаж, где вперемешку с деревьями растет мелкий кустарник, да накатанная с двух сторон лесная дорога: одна четкая, другой пользовались мало. А тогда, в 41-м, здесь была окраина леса, впереди пшеничное поле. Тут солдаты 49-й стрелковой дивизии и заняли оборону… Тихо сейчас, птицы поют. Прошли женщины с ягодами. Им и в голову не пришло, что тут лежат останки того, кто дрался с врагом, делал первые шаги в приближении Победы. По словам Дмитрия Козловича, волонтера из Волковыска, Беловежская пуща «нашпигована» разного рода предметами военной поры. Конечно, и солдат еще много покоится в пуще. На этого бойца вывел металлоискатель, который среагировал на три небольшие пачки по пять патронов в каждой.

Работа поисковиков началась с того, что убрали сухие ветки, которые служили ориентиром, расчистили место, внимательно присмотрелись и стали копать. В ход пошли широкие и узкие лопаты, совки, нож и, конечно же, руки, а позже – малярные кисти, маленькие и побольше. Работали неспешно, спокойно, со знанием дела, сменяя друг друга, и все больше углубляясь в землю. И никаких эмоций, все слаженно и четко. У меня же все клокотало внутри. Поэтому решила с кем-нибудь поговорить. Моей собеседницей стала Ольга Шистерова, командир поискового отряда «Кадет».




– Существует программа Союзного государства «Вахта памяти», цель которой увековечивание памяти павших в годы Великой Отечественной. Она проходит с ранней весны и до глубокой осени, – делится информацией Ольга. – В это время участники поисковых групп выезжают в те районы, где шли бои времен Второй мировой. Мои ребята не только участвуют в поисковой работе, они выступают, делятся тем, что знают, оперируя фактами, той достоверной информацией, которую сами в экспедициях «накапывают». Поэтому люди им верят. Патриотическое воспитание – дело серьезное. И от того, как мы воспитаем молодежь, будет зависеть то, сможет ли Россия сберечь и приумножить саму себя. В этом учебном году в российских школах уже с первого класса будут введены уроки по истории. 

Наш разговор на минуту прервался, потому что увидели… задники ботинок. Боец, по всей видимости, лежал на животе. 



– Не переживайте, – Ольга пытается охладить мои эмоции. – Мы возвращаем пропавших без вести солдат домой. Знаете, каждый раз бывает по-разному: кости целые, а железо в труху и, наоборот – от костей практически ничего, а железо в целости. Все, кто работает в этих экспедициях, хорошо знают анатомию человека, что позволяет в правильной последовательности выкладывать костные останки на баннер. Поисковые операции ведутся с одной целью – родственники должны знать, где погиб и покоится их сын, брат, муж, отец… Я со своими ребятами в Беларусь приезжаю уже в пятый раз и всегда нахожу ее похорошевшей. Она чистая, ухоженная, глаз радуется. А какие белорусы замечательные, добрые, чуткие, гостеприимные. У меня всегда такое ощущение, что попала в атмосферу своего счастливого советского детства. Я радуюсь за вас, белорусы, и за вашу страну.



Поисковики дошли до останков бойца. Мужчин сменили женщины, которые аккуратно, работая кисточками, делали все, чтобы останки погибшего случайно не повредить. Работа шла медленно, земля с трудом отдавала то, что осталось от солдата. Поисковики очень тщательно очищали все, что подавалось наверх. Вот ботинки 1936-го года выпуска – короткие. Они практически истлели. Следом – кости. Было тихо, но тишина кричала... коленная чашечка правая, крестец, левое бедро…


  
Старший инструктор 52-го отдельного специализированного поискового батальона Александр Каролевич, рассматривая челюсть погибшего, уточнил, как, к примеру, по зубам можно определить – это наш солдат или неприятель. По словам прапорщика, у наших не было пломб в отличие от немцев, а у этого бойца зубы немного просели: хлеб ржаной грубого помола сделал свое дело.

– Победа завоевана кровью. Цифра огромная – 27 миллионов. Такой войны жестокой мир еще не знал, – говорит Александр Каролевич. – Еще много лежит безымянных воинов в земле. Волонтеры помогают вернуть их из небытия. За каждой находкой – имя, судьба, честь солдата и офицера. Хорошо, если при останках будет медальон, тогда легче найти родственников. Если уже нет никого в живых, мы перезахораниваем останки с воинскими почестями здесь, у нас.

При этом солдате два медальона – редкий случай и… трудный. Один на имя Егора Белова из Смоленской области, 1913 года рождения. Он лежал в левом кармане брюк. А вот второй был в кошелечке у шеи – Иван Ефимович Покусаев, 1917 года рождения, г. Малгобек, Чечено-Ингушская Республика. Но поисковики благодаря возможностям интернета быстро установили, что Покусаев попал в плен и находился там до 1945 года. Все. Место раскопки привели в порядок, кости сложили в пакет.

Дальше новое захоронение, и все та же кропотливая работа. От места захоронения по прямой метров 300  – братская могила со 124 бойцами. Через небольшой промежуток времени поисковики нашли останки двух солдат, каску и 4 противогаза. К сожалению, медальонов при них не было.

На следующий день поисковым отрядом на территории Новоселковского лесничества в районе старой лесной военной дороги найдены останки еще двух бойцов.
Ольга Нагибина (г. Великий Новгород) рассказала о традиции поисковой группы:  

– На том месте, где были извлечены останки, мы устанавливаем столбик с именем (именами) погибшего. Таких знаков много, никто их не трогает. Понимают, что нет у нас такого права забывать тех, кто не вернулся с войны. В Казани вышел 10-томник «Имена из солдатских медальонов». 

Была война, жестокая, бесчеловечная война. Закончится она лишь тогда, когда будет погребен последний солдат. 

Из нашего района поисковики-волонтеры уехали на Слонимщину (на 27 июля подняли останки 6 бойцов, среди них один 1925 года рождения). И как сказал один из волонтеров, «не мы их находим, а они нас ищут». Им, пропавшим без вести, тоже хочется поставить точку в той проклятой войне. 

Егор ДУДАРЕНОК, 13 лет, г. Минск: 




– Я три года в поисковом отряде. Первый раз участвовал в раскопках  под Ружанами. Я знаю из уроков истории, что возвращались домой солдаты-победители, но много среди радости и ликования было безутешных слез тех, кто не дождался своих родных. Хочется, чтобы больше не было слез.

Валентина ХАМЧУК 
Фото автора